в (на)

Эрнст Березкин: Реакция властей меня откровенно порадовала

Телепрограмма вышла в прайм-тайм дважды в пятницу и в субботу по “многочисленным просьбам телезрителей”.  
Член политкомитета Якутского отделения политической партии «Гражданская платформа» Эрнст БЕРЕЗКИН прокомментировал ситуацию на сайте “В-Якутия.ру”:

Обращение фермеров к Егору Борисову вызвало довольно широкий резонанс. Власть ответила на него с помощью всей своей пропагандистской машины. Подписантов письма объявили, чуть ли не врагами народа. На деле же письмо – честное. Люди высказали свои переживания о судьбе якутского села. Борисов уже 20 лет работает на самых высоких государственных должностях республики: первого зампреда правительства, министра сельского хозяйства, председателя правительства, главы республики. И то, что через 20 лет работы он заявил, что сельские труженики не оправдали, видите ли, «доверия властей» и «пустили» субсидии на скупку квартир и машин, говорит о непонимании властями не только проблем якутского села, но и прописных экономических законов.

Во всем мире, кроме беднейших африканских стран, сельское хозяйство как отрасль, в силу сложившегося паритета цен на свою продукцию и средства производства, является дотируемой. Государственные финансы в части дотирования (субсидирования) сельского хозяйства выполняют ту же функцию в отношении общества, как и при финансировании школьного образования, медицины.

Мы же не требуем от учителей и врачей пускать свою зарплату не на свои жизненные потребности, а на строительство, ремонт школ и больниц, покупку учебников и лекарств? С таким же успехом Борисов мог бы «обвинить» себя и членов правительства в том, что они на заработанные деньги покупают квартиры, машины, телевизоры и холодильники; а должны были бы направить на ремонт здания ДП-1, покупку канцтоваров.

Для сельчан, произведших продукцию и получивших на них государственные субсидии, эти деньги являются той же заработной платой. И они вправе распоряжаться ими, как угодно. Другой вопрос: почему они дальше не захотели жить на эту «заработную плату», почему бросили свою «работу»?

Ответ простой: субсидии на товарную продукцию якутского села, т.е. заработная плата – мизерные, и в последние 10 лет фактически перестали доходить до селян, оседая в посреднических структурах, «расплодившихся» вокруг республиканского Минсельхоза.

В 2002 году я фактически своим волевым решением ввел субсидии на молоко, определил порядок их доведения до непосредственных товаропроизводителей и ежегодную индексацию. После моего ухода из правительства этот механизм начали игнорировать, но и полностью не смогли от него отказаться.

Реакция властей меня откровенно порадовала. Хоть какая-то дискуссия в обществе, пусть даже с навешиванием отдельными типами ярлыков времен 30-х годов прошлого столетия. Но рассчитывать на то, что власти осмелятся дать площадку в СМИ для этих смелых людей или для меня, не приходится.

– В «ответной» передаче, показанной на НВК «Саха», есть выступления и молодых фермеров, получивших гранты для создания новых хозяйств. Видимо, не все совсем уж плохо с государственной поддержкой села у нас в республике?

– Я рад, что есть молодые люди, связывающие свою судьбу с селом, что они взялись за трудное дело создания собственных крестьянских хозяйств. Но государственные чиновники, деятели должны, прежде всего, понять суть финансирования сельского хозяйства, основанного на трех основных принципах: долгосрочности действия механизмов господдержки; соблюдении ценовых паритетов (проще говоря, своевременной и справедливой индексации субсидий на товарную продукцию); непосредственном доведении субсидий, минуя посредников, до сельхозтоваропроизводителей.

В 2002-2005 годах 50% средств, заложенных в государственном бюджете, направлялось в виде субсидий на товарную продукцию. А что сейчас происходит? Множество грантов, расходов на закуп кормов и техники, строительство коровников и т.д. Гранты, как и праздники, хороши, но в меру.

Правительство, Минсельхоз откровенно «развращают» людей своей «раздачей» государственных денег. В этом они видят свою власть над людьми. Положенные законом деньги сельчане получают как награды за хорошее поведение. Чиновники, вместо того, чтобы заниматься анализом тенденций и ведением контроля над использованием средств, заседают в конкурсных комиссиях и работают снабженцами. Этой «мишурой», «потемкинскими деревнями» якутское село не спасешь.

Возьмем примеры. Работая народным депутатом в III созыве Госсобрания, я выступал против направления сотен миллионов рублей на создание МТСов. Объяснял, что у селян нет средств на покупку услуг этих механизированных станций. Это же был идиотизм – не индексировать своевременно субсидии на молоко, а эти деньги направить на покупку сельхозтехники и ждать, что кто-то из фермеров, частников придет и заплатит деньги за работу трактора, сенокосилки. Все МТС развалились, технику на сотни миллионов рублей растащили.

В последние годы построили крупные коровники стоимостью по 200 с лишним миллионов рублей. Хозяйства, которым «посчастливилось» стать их обладателями, все обанкротились. Помните фотографии, «гулявшие» по тому же ватсапу из Усть-Алданского комплекса? Оставшихся в живых коров, говорят, эвакуировали, как «блокадников», в Якутск – в коровники Племобъединения.

В Чурапчинском улусе в сданный многомиллионный коровник коров из Алтая так и не привезли, хотя и заплатили за них деньги. Наверное, сейчас платят алтайским хозяйствам за содержание чурапчинских коров. В Намском улусе, в селе Модут, сельхозкомплексом уже занимается арбитражный управляющий. Еще зимой 2013-2014 годов соседка моей матери рассказывала, что на элитных коров без слез смотреть невозможно: они были в ужасном состоянии. В Мегино-Кангаласском районе СХПК «Манчары» было вынуждено в судебном порядке освобождаться от навязанного дорогостоящего подарка. Затраты по содержанию двухсот миллионного коровника составили в год около 40 млн.руб., а гипотетическая реализация всей товарной продукции могла бы составлять не более 9 млн.руб. в год. Мне рассказали, что администрация улуса, чтобы не вышел скандал на всю республику, вынуждена была ходить на субботники в этот коровник. Это же полный идиотизм.

– Эрнст Борисович, Вы не очень-то стесняетесь в выражениях…

– У меня сейчас – не самые лучшие времена, и для подбора протокольных выражений нет настроения. Называю вещи своими именами. Идиотизм, значит, – идиотизм.

Продолжу. В 2012 году я потребовал объяснений у министра сельского хозяйства, бывшего директора Нерюнгринской птицефабрики Ивана Слепцова: на каком основании в середине года предусмотренные в бюджете 200 миллионов рублей на растениеводство перебросили на птицеводство? Это же была настоящая диверсия, когда у сельчан, проведших посевную кампанию, забрали деньги в середине года! И подавляющее большинство депутатов Ил Тумэна проголосовало за утверждение этих изменений!

В прошлом году я сам видел, как амгинские хозяйства не могли запустить комбайны из-за отсутствия топлива. Недавно узнаю, что ОАО НК «Туймаада-нефть» не только финансировало в это время предвыборную кампанию кандидата №1, но еще и в декабре 2014 года получило из бюджета республики 60 млн. субсидий на возмещение расходов на реализацию нефтепродуктов сельхозтоваропроизводителям. А реализовало за весь год ГСМ сельчанам на сумму всего 5,5 млн.руб. Это уже даже не идиотизм. Это преступление, за которое надо всех причастных сажать в тюрьму.

– Впечатляющие, но известные примеры. И все же есть ли выход у сельского хозяйства республики?

– Конечно, есть. И во многом он зависит не только от поистине героических усилий по выживанию людей, занимающихся сельским хозяйством в одном из самых сложных климатических регионов страны и планеты, но и от грамотных действий властей.

Селу нужна определенность. Корове и лошади на рот замки не повесишь, да и пахотную землю, как производственный цех или промышленное оборудование, на консервацию до лучших времен не поставишь.

А вот от глупости, воровства и безысходности село можно избавить. Меня утешает одно: что одним из итогов моего участия в выборах на пост главы республики стало повышение ставки субсидии на молоко с 17 рублей за литр в прошлом году до 30 рублей в этом году. Хотя, в моей программе была поставлена абсолютно четкая задача – установить в 2015 году субсидию на 1 литр сданного молока в размере 45 рублей.

Недавно мне показали рекламные буклеты регионального отделения партии «Справедливая Россия», где обещают довести ставку субсидии на молоко до 50 рублей. Слава Богу, уже начали хоть что-то считать, хоть кто-то начал соображать в правильном направлении.

– И еще раз вопрос о реакции государственных СМИ на открытое письмо фермеров республики. Вы сказали, что готовы выступать на их площадках по проблемам села, но сомневаетесь или даже уверены, что Вас в эфир или в печать не пустят?

– Я готов выступать с предложениями и критикой по многим важным вопросам жизни республики. Опыт и образование позволяют мне профессионально вести дискуссию по вопросам и экономики, и промышленности, и транспорта, и сельского хозяйства.

Но меня уже лет 10 в государственных СМИ поливают только грязью. В ходе выборов Ил Дархана НВК «Саха» максимум была способна на «псевдодебаты» кандидатов на темы по типу «Роль правого сектора в событиях на Майдане».

Уверен, что ни один из чиновников не осмелится выйти на открытые дебаты со мной. Это связано и с низким профессиональным уровнем большинства руководителей, и с их боязнью говорить правду о проблемных делах республики.

В конце нашего разговора хотел бы сказать: лизоблюдов, трусов и предателей в последнее время стало что-то очень много. Их главные аргументы и обвинения, как и главное прибежище негодяев во власти, – показной патриотизм, кричащий: все, кто говорит в разрез официальному мнению, – это критиканы и предатели республики.

Я хочу высказать слова поддержки людям, сознательно поднявшим вопрос неэффективности властей республики. Это поступок неравнодушных людей к судьбе своего народа. Мы, жители республики, должны сказать им спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

GIPHY App Key not set. Please check settings

Что вы думаете?

Международная олимпиада школьников «Туймаада-2015»

Депутат попробовал тушёнку, похожую на кошачий корм