в (на)

Как угнать оленя

В общем, есть на территории Нерюнгринского района родовая оленеводческая община «Бугат», что по эвенкийски означает «Родина». Возглавляет ее потомственный оленевод Александр Григорьев.

Так вот, обратился как-то к «Бугат» глава родовой общины «Булчут» Сергей Маскевич, предложив такую сделку: «Бугат» продает оленей – 55 голов родовой общине «Орочон», но временно содержит их в «Булчут». Такая практика вполне естественна и приемлема, поскольку олений генофонд в стаде время от времени необходимо менять, а где «воспитываются» олени того или иного хозяина по большому счету – без разницы. Почему нет? Стороны – глава «Бугат» Григорьев и представитель «Орочон» по доверенности Алексей Иванов составили предварительный договор купли-продажи, обговорили детали сделки и ударили по рукам. Иванов тут же передал Григорьеву предоплату в размере 300 тысяч рублей.

Вначале договорились о том, что покупатель сам вывезет оленей, но машина в назначенное время не подошла, да и небезопасно было вывозить олешек на транспорте, тем более, что среди них были стельные самки – мало ли, растрясут, потопчут. Вот и решили, что оленеводы «Булчут» будут гнать оленей своим ходом, ориентируясь по нефтепроводу, как раз проходящему по пути следования. Александр одолжил погонщикам еще и шесть резвых ездовых оленя, мол, вернете после.

Проводив погонщиков, Александр Григорьев улетел в Норвегию на съезд оленеводов по приглашению ассоциации «оленеводы мира». У него даже в уме не было, что дальше дело может пойти совсем не по намеченному сценарию – ведь договорились по-мужски, руки пожали, да и предоплату уже осуществили.

Однако, приехав на родину, он был неприятно удивлен: на счет «Бугат» от «Орочон» ничего не поступало, да и одолженные олени не возвратились. Отыскав оленеводов, перегонявших стадо, он услышал, что на полпути следования в «Булчут» их переманил к себе в «Орочон» Иванов, куда они и проследовали вместе с оленями.

Сам Алексей Иванов от долга не отказывался, но стал затягивать с оплатой, бесконечно начав кормить «завтраками», мол, да-да, помню, вот завтра…

Но «завтра» сменялось на «сегодня», а обещанных денег, в почти миллионную сумму все не было. Наконец, руководитель «Орочон» заявил, что вообще не собирается ничего оплачивать, что, разумеется, переполнило чашу терпения, и Александр подал иск в Арбитражный суд.

В Арбитражном суде РС(Я) Григорьев представил все документы, подтверждающие то, что он продал оленей, получив лишь предоплату, и суд удовлетворил его требования, обязав «Орочон» заплатить за оленей. Однако противная сторона подала апелляционную жалобу, приложив в следующую инстанцию весьма любопытные документы, по которым вырисовывалась совсем другая картина: мол, родовая община «Орочон» хотела купить оленей у «Бугат», даже перечислила предоплату в размере 300 тысяч рублей, но Григорьев перегнать им оленей так и не удосужился. Пришлось им, бедным покупать 55 голов у некоего Степанова. В суд аферисты предоставили договор купли-продажи между Орочон и Степановым, акт приемки и прочие необходимые в этом случае, но беспредельно липовые документы. Суду также была предоставлена расписка от Григорьева о том, что он принял от Иванова деньги в размере 300 тысяч в качестве предоплаты, которые Иванов потребовал ему вернуть.

Чита вняла фальшивым воплям с липовыми бумажками и отменила решение Якутского Арбитражного суда. В настоящее время от родовой общины «Бугат» готовится кассационная жалоба в высший Арбитражный суд.

Известна и личность «оленевода, владельца большого стада» Степанова. Он работает грузчиком в магазине Иванова, в жизни не имел ни одного оленя, словом, не имел к стаду никакого отношения.

В возбуждении уголовного дела по заявлению главы родовой общины «Бугат» было отказано в виду того, что опросить оленеводов в связи с их удаленным местонахождением не представляется возможным и отсутствия в действиях Иванова состава преступления. Однако оленеводы были опрошены. Александр Григорьев лично возил оперуполномоченного, опросившего оленеводов Иванова. Ему необходимо было подтвердить факт сделки и перегона его оленей с территории его общины.

Люди, перегонявшие оленей, и так опрометчиво перебежавшие из «Булчут» в другую общину, в «Орочоне» больше не работали, и тоже не стали брать грех на душу, честно рассказав, что они гнали оленей от общины Бугат, а о Степанове и слыхом никогда не слыхивали, но их показания почему-то показались следствию незначительными. И еще одно странное обстоятельство: следствие не особо заинтересовалось, и не посчитало нужным опросить Степанова. Когда же, по настоянию Григорьева дознаватель все же решился побеседовать с грузчиком-оленеводом, Степанов отказался от каких-либо комментариев по этому поводу, сославшись на то, что его официально не оповестили повесткой.

Пока аферисты и прохиндеи всех мастей могут просто рукоплескать следствию, которое действует, а, вернее, бездействует в их угоду.

Точку в этом деле ставить рано, а, значит, «Вести Якутии» будут следить за развитием событий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

GIPHY App Key not set. Please check settings

Что вы думаете?

Массовое отравление в Ленске

Что знают в России о Якутии